Фабрика игрушек. Из серии «Лекарь компаний»

fabrika-igrushekКогда-то это была процветающая фабрика: игрушки, которые сходили с конвейера, сразу же раскупались оптовиками и развозились по магазинам страны. Директор не мог нарадоваться и потирал руки от удовольствия: хорошие продажи приносили достаточно прибыли, чтобы и работникам дать достойную зарплату, и свою семью обеспечить.

Но что-то случилось. Продажи стали падать. С каждым месяцем цифры в отчетах экономистов становились все меньше. Дошло до того, что директор уже боялся ежемесячной сводки. А потом стало еще хуже — начались долги. Директор был уже всем должен: и поставщикам сырья для изготовления игрушек, и поставщикам упаковки, и логистам, и транспортной фирме, и еще многим другим.

В ход пошли кредиты, один, второй, третий… Но когда однажды в очередном банке отказали в выдаче кредита, директор понял, что всё, это крайняя точка и нужны радикальные меры.
И он стал обращаться в фирмы, предоставляющие услуги «реанимации» угасающих компаний. Надо отдать должное и директору в его желании спасти свою фабрику, и фирмам, которые добросовестно проводили аналитику, искали выход, внедряли новые маркетинговые ходы. Однако все было тщетно. Фабрика упорно шла ко дну.

* * *

И вот наступил «черный день». Директор пригласил всех работников собраться в большом конференц-зале. У людей ноги не шли. Каждый понимал, что, очевидно, сейчас последует известие о закрытии. У всех на душе кошки скребли. Но что поделаешь — иногда в жизни приходится переживать и такие болезненные моменты.
Директор вышел на трибуну. Он шел так же медленно и понуро, как недавно его собственные подчиненные. Со стороны казалось, что он постарел на много лет. Фабрика для него была всё и всем. Директор долго крутил микрофон, проверяя его работоспособность. Потом так же долго откашливался. И наконец тихо-тихо, даже несмотря на наличие аппаратуры, произнес:
— Ну что же… Хм… Наверное, вы уже все знаете…

Договорить ему не удалось. Откуда-то из конца зала раздался зычный голос:
— Милейший, позвольте перед началом вашей речи сказать некоторое слово мне!
Все в зале разом повернули головы в сторону двери. Прямо в проеме стоял диковинный старик. На носу у него сидели круглые очки с толстенными линзами. Седая голова с непослушными вихрами, которые торчали в разные стороны, была немного вжата в плечи. Когда старик сделал несколько шагов вперед, выяснилось, что у него был небольшой горб, чем и объяснялась его странноватая осанка. А одет он был в весьма старомодный наряд уж явно не этого столетия.
Но двигался незнакомец далеко не по-старчески. Он в два счета оказался на трибуне, где произнес короткую, но весьма любопытную речь.
Старик представился ни много ни мало — лекарем компаний. Уже многие годы основная его работа заключается в том, чтобы приходить на помощь умирающим компаниям и возвращать их к жизни.
— Вы готовы рискнуть? — сказал в завершение старик и загадочно прищурился.

* * *

Директор стоял в нерешительности.
— Сколько вы хотите за данную услугу? А главное, почему мы должны вам верить? До вас вон уже сколько побывало здесь «лекарей», — последнее слово он проговорил с явным сарказмом, — но никому так и не удалось.
— Ну так они действовали методами обыкновенными, а я… — старик сделал многозначительную паузу. — Скажем, мои методы несколько необычны!
А после следующей паузы добавил:
— А прошу я всего лишь 10% от прибыли, которая поступит к вам в последующие 12 месяцев. От чистой прибыли, — уточнил он, делая ударение на слово «чистой».

В конференц-зале поднялся гул. Все обсуждали услышанное. Скоро из-за жарких споров стало невозможно слово разобрать. Директор вынужден был через микрофон призвать всех к тишине. И наконец объявил свое решение:
— По рукам. Но только с условием — никаких предоплат. Выплата гонорара – после получения прибыли.
Старик резво развернулся, подошел к директору, пожал ему руку и предложил сразу приступить к делу, пока все подчиненные на месте.
А после этого началось самое удивительное. Лекарь сказал собрать все образцы всех игрушек, которые имеются на складах и на конвейере, и сгрузить в одном месте. Рабочих он попросил тоже не расходиться.

* * *

Прошло несколько часов. В центре самого большого по размерам склада были выгружены абсолютно все игрушки. Лекарь тем временем ненадолго отлучился, а когда вернулся, в руках у него был прибор, внешне напоминавший старые механические весы, с чашками и стрелками на циферблате.
Лекарь велел сотрудникам по очереди подносить к «весам» игрушки и класть их на чашу. Сам же вооружился толстой канцелярской книгой и ручкой.
И чудодействие началось.

Когда на чашу весов легла замечательная мягкая игрушка – белый пушистый медведик с черными пуговками-глазами, которые, казалось, удивленно созерцали этот мир — на весах загорелась надпись: «Уровень жизни — 95%».
Работники, глядя на нее, невольно заулыбались. Почему-то всем на душе стало радостно и легко.
Лекарь все же посчитал необходимым пояснить:
— Уровень жизни — это насколько жизнеспособна игрушка как товар, приносящий доход. Чаще всего зависит от качества материала и его соответствия потребностям покупателей. Если большая часть товаров жизнеспособна, то и компания стабильна и процветает.

Следующего медведя на весы отправляли уже и быстрее, и со спокойным сердцем. А потом пошли тигры, котики, слонята и черепашки. У всех мягких игрушек цифры оказались не ниже 90%.
Следующей партией были куклы. Пока шли большие красивые куклы, сделанные из качественного материала, в умопомрачительных кружевных платьишках — цифры тоже еще были на уровне 90%, но уже проскакивали и 80, и даже пару раз 70%. Но когда стали выгружать куколок поменьше, голышей и просто стандартных пластмассовых кукол — а их было огромное количество — весы вдруг стали издавать тревожный звуковой сигнал, а на циферблате появились красные мигающие цифры: «Уровень жизни — 45%… 32%… 21%…».
Работники тревожно замерли и молча переглядывались между собой. Что же будет дальше, думали они. Ведь голыши еще не самый плохой у них товар.

* * *

Когда пошли пластмассовые трансформеры, и солдатики, и машинки, и человекопауки, и еще куча всякой мелочевки для мальчишек, весы уже разрывались от воя сирены, а циферблат мучительно извергал красные вспышки: «Уровень жизни — 5%… 3%… 0%…».
Ноль процентов… Ноль процентов… Ноль процентов…
Это невозможно уже было вынести: у многих разболелась голова, кому-то не хватало воздуха, а кого-то даже начало тошнить и он выскочил наружу.

Директор схватился за голову и зарычал:
— Кто мне объяснит, как такое могло произойти у нас, на самой лучшей в стране фабрике игрушек? Кто закупал эти идиотские трансформеры? Подойти ко мне, быстро.
Через минуту перед ним стоял дрожащий человек и лепетал:
— Ну вы же сами сказали, чтоб подешевле, чтоб из самых современных мультиков герои…
— А вы что, не читали, из чего они сделаны? — продолжал реветь директор. — Да из-за этой пластмассы даже я дышать не могу, так воняет… А она же для детей…

Начались склоки, выяснения, одни нападали на других, кто-то оправдывался, кто-то хлопал дверью и уходил. Один лекарь, казалось, не замечал поднявшейся суматохи и продолжал строчить в канцелярской книге.
«Оценка» игрушек заняла весь день. Домой расходились уставшие и выжатые как лимон. А назавтра лекарь должен был вынести свой вердикт…

* * *

С самого утра народ уже толпился у входа в конференц-зал. Сегодня никого ждать не пришлось — все пришли задолго до начала рабочего дня. Всем не терпелось узнать, пропащая их фабрика, или ее можно еще спасти.
Лекарь вышел на трибуну, достал свою канцелярскую книгу, проверил микрофон и откашлялся. А потом с тем же немного загадочным видом, как и вчера, произнес:
— Конечно, вы уже догадываетесь, какие будут результаты вчерашней ревизии!
В зале все, как по команде, шумно вздохнули.
— И да, результаты далеко не утешительные. Средний уровень жизни на основании анализа всех игрушек получился 21%.
В зале снова хором вздохнули.
— Двадцать один! — повторил лекарь с чувством. — И я ничуть не удивляюсь, что вам не смогли помочь все предыдущие спасатели. Ведь ваша компания жизнеспособна всего на 21 процент! Вы можете себе такое представить?
Все в зале молчали, опустив головы. А лекарь с тем же чувством продолжал:
— Представляете, что значит жить на 21 процент? Дышать одной пятой своих легких? Ходить в одну пятую своих сил? Думать в одну пятую своих мыслительных способностей?
— А у нас так и было! — съёрничал кто-то в зале.

Директор сидел насупившись и уже ничего хорошего не ожидал. Но тут лекарь остановился и сказал:
— Я не буду больше томить вас ожиданием. Способ спасти вашу фабрику есть. Для этого сегодня я принес еще один прибор, а вам придется еще раз пройти через вчерашнюю процедуру. И если вам хватит мудрости и силы духа, то ваша фабрика снова станет жизнеспособной и вернет себе былую славу. Готовы?

* * *

Это были почти такие же весы, как и вчера. Но при «взвешивании» на циферблате высветилась другая фраза — «Уровень любви».
Лекарь взял первую попавшуюся игрушку – ею оказалась совершенно невзрачная маленькая резиновая собачка, — и поставил ее на весы. Шкала быстро высветила цифру «8%». Всем в зале стало стыдно. Ну как они могли продавать такое безобразие? И в самом деле, кому может понравиться такая серость?

А лекарь взял эту собачку в руки и задумчиво произнес:
— Любовь — такая странная штука… Вот иногда подберет ребенок на улице дворнягу, они и грязная, и клочья шерсти у нее повылазили, и глаз один выбит, а ребенок от нее ни на шаг. Любит — и всё тут!

Из толпы выскочила одна пожилая работница:
— Я! Я ее люблю! — она выхватила резиновую собачонку из рук лекаря и заплакала. — Вот вам смешно, а у меня такая история с ней была… У меня внучка заболела. Аллергия и еще куча всего. Врач сказал убрать все мягкие игрушки. В доме тоже все попрятать, ковры, дорожки, цветы вынести. Дом голый стал. А я как раз с работы этого щенка притащила. И малышка его заприметила. Он так ей понравился, сходу! Она его прижала и сказала — собачка тоже болеет, мы будем вместе болеть и вместе вылечимся. И ведь вылечилась! Через две недели врач пришел и удивился. А собачку мы украсили, бант завязали, будку ему красивую сделали.

Пока женщина, утирая слезы, рассказывала свою историю, лекарь тихонечко взял собачку и снова поставил на весы. Весы мелодично зазвенели. Работники повернули головы и не поверили своим глазам: отметка любви показывала «100%»!

* * *

А потом пошло-поехало. Брали самые нежизнеспособные, по уровню жизни, игрушки и начинали вспоминать про них свои личные истории. Кто-то вспомнил, как вместе с сыном ходил в кинотеатр на трансформеров, и когда принес такую же игрушку, хоть она и выглядела не очень презентабельно, сын прыгал и кричал от радости — игрушка напомнила тот вечер, который он провел вместе с отцом.
А одна женщина принесла как-то домой целую сумку голышей и бросила их все в ванную. Малышка, которая боялась купаться, увидев такую гору плавающих игрушек, стала смеяться и захотела залезть в ванночку к куклам. «Раз им нравится, то и мне!» — сказала девочка и с тех пор больше не боится воды.
Много часов звучали истории, работники по очереди то плакали, то смеялись. И сегодня вечером все уходили уже окрыленные и верящие в чудо.

* * *

Наступил третий день. Лекарь подошел к конференц-залу и застыл в дверях. У порога его «встречали» игрушки. Он присмотрелся: это были вроде бы те же самые, но все-таки уже не те игрушки. Резиновая собачка сидела с бантом на шее, а на этикетке красовалась надпись: «Собака, которая лечит». Голыши были упакованы в красочные коробки с яркими надписями: «Мы учим купаться!» И так далее.
Директор смущенно пробормотал:
— Еще много работы предстоит сделать. Но мы готовы! Вы волшебник, вы дали нам еще один шанс.
Отдельной кучкой лежали игрушки из некачественной пластмассы. Директор развел руками:
— К сожалению, некоторые товары исправить невозможно. Но мы придумали, что с ними сделать. У нас в городе есть перерабатывающий завод, вот туда и отдадим по бросовой цене. Все ж сгодятся.

Через месяц фабрику было не узнать. А через год лекарь пришел за положенным гонораром. Его 10% от чистой прибыли составили — впрочем, сумма кажется нам несколько нескромной, так что мы решили ее не упоминать. Самое главное, что свою работу он выполнил, и выполнил честно.

Понравилась публикация? Поделитесь в соцсетях!

Оставьте комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

11 − 2 =