«Здравствуй, мама, я твое солнышко!»

«Здравствуй, мама, я твое солнышко!»

Пестрая курица Хохлатка вот-вот должна была стать мамой. Каждый день она бережно перекладывала в гнезде перышки, пух и соломинки между гладенькими белыми яичками, выбрасывая налетевший сор и колючки. А потом чинно восседала сверху, согревая своим теплом еще не вылупившихся птенцов.

Все обитатели постоялого двора с большим уважением относились к занятию Хохлатки. Даже шаловливый пес Барбос, когда ему случалось забрести на куриную территорию, робко поджимал хвост и тихонько прокрадывался мимо Хохлатки, стараясь не нарушить торжественную тишину. Утки приносили в клювах свежих червячков и специально для курицы припасенное пшено. И даже всегда ворчливый Индюк проходил мимо гнезда молча, ни разу не буркнув, что было на него совсем не похоже.

И вот настал долгожданный день! С самого утра на небе не было ни облачка, а ласковое солнышко уже успело поиграть и на носу Барбоса, и на холке молодого жеребца Артиста. Хохлатка чувствовала себя взволнованной, как никогда. И было отчего! Она уже в третий раз слышала легкое постукивание в одном из яиц. Значит, вот-вот на свет появится новый жилец!

И в самом деле: после четвертого стука скорлупа треснула, а из разбитого яйца показалась смешная желтая головка. Новоиспеченная мама радостно закудахтала и бросилась к своему малышу, укрывая его крыльями от налетевшего ветерка. Малыш ведь еще совсем слабенький, как бы ему не простудиться!

А затем в течение следующего часа один за другим из яиц стали выходить и другие желторотые цыплята. Они устроили такой сильный писк, что Барбос предпочел уйти подальше от куриного гнезда, чтобы вздремнуть в тишине. Зато Артист, наоборот, сильно обрадовался и стал бить своими мягкими молодыми копытцами о землю, как бы приглашая с ним поиграть. Конечно, птенчики были еще слишком маленькие, чтобы играть с таким большим – по их меркам – жеребенком. И маме пришлось попросить Артиста немного подождать, пока ее дети подрастут.

Пошли дни за днями. Цыплята росли как на дрожжах и каждый день радовали свою маму новыми открытиями. Хохлатка не могла нарадоваться, глядя на смышленых деток, которые легко осваивали ее уроки.  Вот они клевать зернышки научились, а вот уже и водичку из блюдечка пьют. Вчера они прошли на прогулке до калитки, а сегодня уже и за калитку зашли.

Хохлатка безмерно любила всех своих пушистеньких, желтоголовых малышей, но больше всех ей нравился все-таки цыпленок Стасик. Такое странное имя тот получил из-за неизменной привычки спрашивать всех подряд: «Что это такое?» Проползет жучок – что это такое? Пролетит мимо незнакомая бабочка – а что это такое? Цыпленка интересовало буквально все – от маленького комарика до огромного автомобиля. Но поскольку говорить хорошо он еще не умел, вместо «что это» у него получалось «сто ето». Сто да сто, вот и прозвали малыша Стасиком!

Как только цыпленок немного подрос и уже уверенно держался на тоненьких ножках, он стал все дальше отходить от маминого гнезда и заводить знакомство с другими обитателями постоялого двора. Теперь его звонкое «сто ето» раздавалось то там, то здесь, вызывая ответные улыбки взрослых жителей фермы.

Но вот однажды цыпленок задал такой вопрос, на который никто не смог ответить. С самым серьезным видом он вдруг спросил у мамы Хохлатки: «А цыпленок – это кто?» Курица сначала даже растерялась: «Ну как кто? Ты мой сын. Сынок, любимый сыночек!» И стала с умилением улыбаться. Но почемучку Стасика такой ответ не устроил: «Хорошо, я – твой сын. А кто тот цыпленок, который не твой сын?» Хохлатка только крыльями развела. И тогда цыпленок решил отправиться в далекое путешествие, чтобы найти ответ на такой важный для него вопрос.

Стасик маленькими, но бодрыми шажками пошел в самый конец постоялого двора, куда еще ни разу не заходил. Поговаривали, что там живут какие-то свиньи и поросята. Но что это за звери, цыпленок пока еще не знал. Чем больше он приближался к сараю у забора, тем больше удивлялся окружающей обстановке. У них возле гнезда росла мягкая зеленая травка, а тут почему-то была какая-то коричневая жижа и большие лужи воды. Да и звуки доносились какие-то странные и незнакомые. То ли «хрю», то ли «гры». Стасик почти уже решил, что пора возвращаться домой, как вдруг его внимание привлекло необычное отражение в луже. Цыпленок наклонился чуть ниже, чтобы получше рассмотреть изображение, и ахнул от изумления. Ура! Теперь он знает ответ на свой вопрос. И счастливый цыпленок со всех своих лапок помчался домой, чтобы поскорее поделиться невероятным открытием.

…Его не было дома целых два часа! Мама-курица уж стала волноваться, где это ее сыночек так долго ходит. Когда на лужайку перед гнездышком ворвалось пыльное облако, Хохлатка даже не сразу поняла, что это прибежал ее Стасик. Оказывается, он развил такую огромную скорость, что поднял вверх целый столб пыли. Едва отдышавшись, цыпленок схватил маму за крыло и радостно воскликнул:

– Здравствуй, мама, я твое солнышко!

С тех пор прошло уже несколько лет, а мама Хохлатка не перестает рассказывать приезжим гостям и родственникам удивительную историю, как ее сын Стасик нашел ответ на один очень важный вопрос. В тот памятный день цыпленок увидел в луже отражение яркого дневного светила, а рядом – своей собственной желтенькой головы. Он переводил взгляд с одного отражения на другое и вдруг понял, что они похожи как две капли воды.

– Так вот кто такой цыпленок! Солнышко! Значит, и я – солнышко! Побегу и расскажу об этом маме!

Вот так маленький цыпленок сделал великое научное открытие и получил еще одно имя в придачу! Теперь его редко зовут Стасиком, а все больше – Солнышком.

Понравилась публикация? Поделитесь в соцсетях!

Оставьте комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

10 + девятнадцать =